I чужому научайтесь...(Т. Шевченко).


I чужому научайтесь...(Т. Шевченко).

Журнал "Эксперт" №42(367) 05 НОЯБРЯ  опубликовал отличную и очень большую подборку материалов о Швеции.Я попробую разместить некоторые из них /журнал многие ключевые  статьи свежего номера делает на несколько дней недоступными, поэтому приходится читать и размещать его материалы  дважды/. Прочитайте и подумайте - за счет чего Швеция, которая  в начале 20 века была страной тотальной бедности и безпробудного пьянства / почти треть работоспособного населения которой от безисходности  выехала в США/ за 50-70 лет стала страной с высочайшим уровнем жизни и социальной защиты? 

 Я очень люблю Швецию ... за красоту её лесов и озер, ... за скромность, комфорт  и ... охристый цвет её небольших поселков..., за  трудолюбие и доброжелательность её жителей,... за то что уже в младших классах  детей учат стрелять из лука, управлять яхтой и ездить верхом ,... а также за то, что она настойчиво пыталась помочь Украине, в том числе и её лесному хозяйству  выбрать цивилизованный путь развития... Это оставило след, но пока мало помогло нашей стране и отрасли... Видя, во что превратились  начинания шведско-украинского лесного проекта, лично я перестал быть оптимистом  и стал приверженцем  старой, но в чем-то утешительной ... для меня.... и Швеции  истины: "даже один маленький ребенок, может привести лошадь к водопою, но и полк казаков не заставит её пить"... М.П. 

Шведский подход

Почему в Королевстве Швеция захотят платить налоги даже украинцы

Украинский скульптор Андрей Липовка получил заказ в портовом городе Треллеборг, расположенном на берегу Балтийского моря, на самом юге Швеции. Вместе с коллегами он работал над памятником мигрантам, восстановившим Швецию после Второй мировой войны. В посольстве скульптору сказали, что он может обратиться в специальное бюро по трудоустройству, где приехавшим на заработки людям помогают найти дополнительную работу, а при необходимости — получить образование. Так и произошло.

Когда Липовка пересек границу Швеции, ему через неделю дали направление на обучение в художественную школу на той же улице, где он трудился над памятником для шведов. Для комфорта. Кроме того, предоставили работу на половину дня — экскурсоводом в галерее — точнее, условным экскурсоводом. В конце рабочего дня «экскурсоводу» приходилось собирать экспонаты и наводить порядок в помещении после закрытия галереи. «Прожив здесь три месяца, я свыкся с тихой и размеренной жизнью шведов, которые в большинстве своем очень уравновешены и отчасти флегматичны. Холериков там встретишь редко. Сложилось впечатление, что люди работают и получают именно столько денег, сколько им необходимо для удовлетворения своих минимальных потребностей. Признаком “хорошего жилья” считается не его стоимость, а опрятность: занавески на окнах, чудесные вазоны на подоконниках. То же и с едой. Обеды шведов скромные, я бы сказал, аскетичные. И что удивительно: в основном готовят мужчины», — рассказал «Эксперту» Андрей Липовка.

Мужчины занимаются не только кулинарией, но и воспитанием детей — в Швеции это нормально. На улицах нередко можно встретить мужчин, гуляющих с детьми. Швеция — сверхсоциальное государство: более 80% шведских семей получают государственные пособия, что является самым высоким показателем в мире (скажем, в Великобритании таких менее 60%, в США — лишь 15%).

При этом в стране много работающих женщин. Они, как правило, мало пользуются косметикой и считают плохим тоном согласиться на угощение за счет мужчины.

Социальный север

О социальной стороне жизни шведов у нас ходят легенды.

Шведка Оса, живущая в гражданском браке с американцем Тимом, решила родить ребенка. Пара жила в Киеве, и когда пришло время рожать, улетела в Швецию, умышленно не зарегистрировав отношения: матерям-одиночкам на родине Осы платят солидное социальное пособие. В Швеции при рождении ребенка родители получают годовой оплачиваемый отпуск, а также не облагаемое налогами ежемесячное пособие до достижения ребенком 16 лет. Кроме того, предоставляется разовое пособие ребенку до восьми лет, пособие родителям и детям до 12 лет по болезни, алименты на содержание детей до 18 лет (половина оплачивается государством), пособия детям до 18 лет в связи с потерей одного из родителей, выплаты на содержание детей-инвалидов до 16 лет.

Король Густав Васа — создатель независимой Швеции

В целом средняя шведская семья с учетом всех пособий (но без вычета налогов) получает на детей от государства около 25–28 тыс. крон (свыше трех тысяч долларов), плюс еще 640 крон на каждого ребенка в месяц.

Семьям, имеющим доход ниже 25 тыс. крон, дается жилищная дотация, а совсем малообеспеченным — еще и социальная помощь. При этом местные органы власти субсидируют детские сады, полностью финансируют начальное и среднее школьное образование, а для получения высшего образования государство предоставляет льготные займы. В ведение муниципалитетов входит также содержание домов престарелых.

Особенности шведской системы поддержки семьи с детьми ощутила на себе украинка Валентина Соколова. После развода с мужем-шведом она осталась одна с ребенком в чужой стране. На помощь пришли социальные службы. Матери-одиночке выделили двухкомнатную квартиру: по отдельной комнате для матери и сына. До 16-летия своего сына она, как и все матери в Швеции, получала дополнительные выплаты на «молоко и фрукты» для ребенка.

Если в семье трое и больше детей, то такому домохозяйству полагаются налоговые льготы, к примеру, при оплате жилья. Но как только ребенок становится совершеннолетним, то по шведским правилам он больше не может жить у родителей. За проживание в родительском доме придется доплачивать в семейный бюджет.

По словам Натальи Димитровой (она регулярно сопровождает украинских школьников, которые ездят на учебу в Швецию), для молодых шведов переехать из родительского дома в собственное съемное жилье — не проблема. «В старшей школе существует 17 специализированных направлений. Каждый ученик должен выбрать одно из них: кулинария, механика, швейное дело и другие. В результате, окончив школу, можно освоить мини-профессию и идти работать. Хотя образование в шведских университетах для всех жителей Европейского союза бесплатное, многие шведы поступают в университеты лишь через два-три года после окончания школы», — говорит Димитрова.

Причина кроется в государственных дотациях, которые семья получает на ребенка. Так, у него есть возможность и время путешествовать, определиться с будущей профессией и только тогда продолжить образование. До недавнего времени образование в Швеции было бесплатным и для украинцев. Но с осени 2011 года в стране ввели новые правила, и теперь иностранцы должны платить. В среднем стоимость обучения составляет около десяти тысяч евро в год.

Стокгольм. Старый город

Даниил Рябцев успел бесплатно окончить университет в Швеции два года назад. «Во время учебы я жил в приемной семье. Устроился на работу. Получив направление в местной службе занятости, без проблем можно устроиться в детский садик или дом престарелых. Шведы хорошо говорят по-английски, поэтому языкового барьера нет», — делится он своими впечатлениями. Рябцев быстро освоил традиции шведов и вошел в их ритм жизни, в том числе научился отдыхать как местные жители. «Зимой многие шведы уезжают на отдых в Испанию, Турцию. Считается, что поскольку они живут в холодной местности, раз в год нужно бывать в теплых странах. Между тем есть немало любителей отдыхать на севере Швеции: там озера и самая высокая гора в стране — Кебнекайсе», — рассказывает Рябцев.

Группа ABBA — лицо Швеции в 1970-х

Налоги — плата за цивилизацию 

Жизнь в стране с таким уровнем комфорта и социального обеспечения кажется пределом мечтаний: высокие социальные гарантии и постоянная поддержка со стороны государства позволяют заводить детей, отдыхать и уделять время себе. Но, по словам олимпийской чемпионки по спортивной гимнастике Стеллы Захаровой, есть и другая сторона жизни в этой стране. Украинка прожила в Швеции со своей семьей восемь лет. Сейчас часто ездит туда к друзьям. «Наряду с высокими социальными стандартами в Швеции высокие налоги и штрафы за всё подряд. К примеру, как-то осенью мы палили ветки старых деревьев во дворе своего дома. Внезапно к нам приехали контролеры и потребовали уплатить штраф. Как потом выяснилось, жечь ветки таким способом запрещено. Оказалось, в городе есть специальный завод, куда местные жители свозят ветки, мусор, отходы», — вспоминает Захарова.

В конце года все шведы, как по команде, подают декларации о доходах в налоговую службу. «Одно из самых суровых наказаний в Швеции — за неуплату налогов. За уклонение грозит срок до двух лет. А в случае если гражданин не вовремя по любым причинам подает декларацию о доходах, на следующий день к нему приходит инспектор. Мы с мужем получали квитанции о необходимости доплатить часть шведских налогов даже тогда, когда уже полностью переехали в Киев», — говорит спортсменка.

К тому же в последнее время в Швеции пересматривают некоторые социальные гарантии: начиная от введения платного образования для приезжих и заканчивая уменьшением компенсаций в сфере медицины. Теперь государство выделяет больницам субсидии, исходя не из количества пациентов, а в пропорции к числу жителей региона. «Система высоких социальных гарантий развивалась в стране в течение 30 лет. Но в последние годы государственный подход меняется. Высокие социальные гарантии людей развращают, и многие из них отказываются работать. Немало приехавших иностранцев остаются, чтобы не работать вовсе. Швеция пустила много иммигрантов и сейчас страдает от этого», — отметил старший экономист Центра социально-экономических исследований «CASE Украина» Владимир Дубровский.

Экономисты такую систему высоких налогов и высоких социальных гарантий внутри государства называют системой трансфера. «Фактически государство берет деньги у населения и возвращает их позже в виде пенсии, медицинского и образовательного обеспечения. В результате налогоплательщику возвращается до 80 процентов уплаченных налогов», — поясняет шведский экономист Лундского университета Андреас Берг. По его словам, сейчас швед со средним уровнем достатка платит почти 40% налогов со своих доходов. Если у него уровень доходов выше среднего, то государству придется отдать уже 55%. Экономисты уточняют, что шведы сегодня в качестве налога платят бóльший процент своего дохода, чем жители других стран с подобным уровнем развития. Но в то же время налог на прибыль предприятий в стране ниже, чем в Германии, США или Японии. «Государство понимает, что если налоговая нагрузка на бизнес будет высокой, капитал уйдет в другие страны», — добавляет Берг.

Украинские экономисты уверены, что успех этой страны — в другом. «Причина результативного проведения экономической политики в Швеции в том, что государство определилось, какую функцию оно выполняет. Государство собирает высокие налоги, но параллельно решает все проблемы своих граждан. В Украине ситуация иная. Мы для нашего уровня жизни платим слишком много налогов. Причем все свои социальные вопросы вынуждены решать сами», — подчеркнул генеральный директор аналитического центра БЭСТ Валерий Гладкий.

Торговля с королевством

В рейтинге конкурентоспособности экономик стран мира, который ежегодно составляет Всемирный банк, Швеция традиционно располагается в первой десятке. Еще сто лет назад эта страна была одним из беднейших государств в Европе, а сегодня ее ассоциируют с брендами таких международных гигантов, как Volvo, Electrolux, Swedbank, Oriflame, Tetra Pak.

Объем торговли Украины со Швецией (товары и услуги) в 2011-м вырос на 44,1%. В первую очередь, за счет импорта, который за прошлый год увеличился на 50,1%. За последние несколько лет, по наблюдениям экспертов Министерства экономического развития и торговли, изменилась структура украинского экспорта в Швецию. Так, увеличился экспортный объем готовых товаров. Основные позиции в структуре украинского экспорта в Швецию занимают металлы — 22,3%, текстильная продукция — 19,3%, древесина и изделия из древесины — девять процентов, сельскохозяйственная продукция — 5,7%. Экономисты утверждают, что на шведском рынке могло бы быть больше отечественного продукта. Но одно из препятствий, к примеру, для сельскохозяйственной продукции — сложная процедура сертификации товаров в скандинавской стране.

Из Швеции в Украину в основном везут бумагу и картон (23,7%), электрические машины и оборудование (18,7%), котлы, машины, аппараты и механические устройства (12,5%), сельхозпродукцию (4,9%). Впрочем, в нашей стране можно найти множество шведских товаров — от пищевых полуфабрикатов до медицинского оборудования и автобусов. Наиболее известные шведские компании, работающие в Украине, — косметическая компания Oriflame, финансовые группы Swedbank и SEB, компании Tetra Pak, «Атлас Копко Украина», «Лантманнен Акса», «Альфа Лаваль Украина», SKF, Sandvik и другие.

У каждой из них своя история работы на территории Украины. К примеру, одно из направлений предприятия с иностранными инвестициями (ПИИ) Sandvik — поставка оборудования для горнодобывающей промышленности. В частности, для криворожских горно-обогатительных комбинатов и ПАО «АрселорМиттал Кривой Рог». Среди сложностей работы на территории Украины директор ПИИ «Сандвик» Геннадий Мартынюк называет административные процедуры. «Сегодня мы вынуждены много средств и времени тратить на ведение бухгалтерии. Около десяти процентов сотрудников компании — это бухгалтеры. В Швеции до сих пор не понимают, зачем нам нужен такой большой штат. Но таким образом мы страхуем себя от множества вопросов со стороны налоговой службы и других контролирующих ведомств», — рассказывает Мартынюк.

А вот в компании «Лантманнен Акса» до недавнего времени не могли добиться от Государственной налоговой службы Украины возмещения налога на добавленную стоимость (НДС). «Мы экспортно ориентированная компания, по нашему предприятию ”зависали” серьезные суммы невозмещенного НДС. На украинском рынке нет понятных правил игры, к тому же постоянно меняется налоговое законодательство. Учитывая такую экономическую нестабильность, мы решили, что холдинг не готов дальше инвестировать в Украину», — подчеркнул генеральный директор «Лантманнен Акса» Игорь Червак. Компания производит огромное количество товаров — от булочек и макарон до комбайнов. Но не в Украине. В нашей стране шведы выпускают только каши быстрого приготовления, снэки и мюсли, и расширять номенклатуру товаров пока не намерены. Они собираются делать это в конкурентах: России, Польше, Германии и странах Балтии.

Не так скептически отзывается об Украине генеральный директор ООО «Атлас Копко Украина» Джерри Андерссон. Компания работает в сфере поставок горно-шахтного, строительного и иного оборудования. «Мне кажется, пресса, особенно иностранная, рисует слишком мрачную картину происходящего в Украине. Мол, здесь сплошная коррупция и бюрократия. Да, эти явления есть, но я, например, с ними не так часто сталкиваюсь», — отметил Андерссон. В Швеции свои рецепты борьбы с коррупцией. И даже с собственными нарушителями за пределами страны. Например, согласно законодательству, правительство может оштрафовать шведские компании за участие в коррупционных схемах даже на территории других государств.

Мария Александрова

КОММЕНТАРИЙ 

Александр Данковский

Стокгольмский синдром

Нет, речь пойдет не о террористах, хотя вынесенное в заголовок словосочетание — психологический термин, означающий симпатию, возникающую между жертвой (обычно — заложником) и агрессором. На закате XX века я в шутку так прозвал состояние моих родителей, которые ездили в Швецию посмотреть на новорожденного внука, а потом вернулись в родные палестины и время от времени изрекали: «М-да, а в Стокгольме в общественном транспорте на стенах никто ничего не пишет… М-да, а в Швеции ночью улицы нормально освещены… М-да, а в шведской библиотеке достаточно было сказать I am a pensioner, как меня пропускали бесплатно, никаких документов не спрашивали, хотя ясно было, что я из другой страны».

Откуда у моих родителей в Швеции появился внук, а у меня, соответственно, племянник? О, это особая история, может быть, когда-нибудь я роман напишу.

Началось всё с моего друга, однокурсника Адриана. В СССР он приехал учиться из братской социалистической Кубы. И в начале 1990-х понял, что физику-теоретику на Острове свободы ловить нечего: его родные, отправляясь в соседний город, в качестве платы за проезд брали с собой мешочек риса. Какая уж тут физика плазмы? В независимой Украине было немногим лучше. А цивилизованная родина шведского социализма в то время активно принимала политических беженцев. Вот Адриан и отправился в Стокгольм под видом туриста, подошел к первому же полицейскому и попросил политического убежища. Мол, ежели вернусь на родину, меня тут же арестуют (что, в общем, не было чистой выдумкой — запросто могли взять на цугундер как возвращенца из политически неблагонадежной страны). Механизм иммиграции был к тому времени уже отработан: в Швеции существовала мощная кубинская диаспора. Как, впрочем, и курдская, и турецкая. Всякая…

«Саша, тут рай, просто рай!» — кричал мне в трубку Адриан после первых месяцев пребывания на родине Нобеля, впечатленный тамошними социальными стандартами. После полуголодной-то постсоветской действительности.

А за полгода до того я познакомил Адриана с сестрой. Даже в байдарочный поход мы сходили вместе. Кстати, посетили и Полтаву. Юные сердца потянулись друг к другу… В итоге кубинский швед (или шведский кубинец?) увез юную украинку к варягам.

Он сумел подтвердить у шведских властей диплом Харьковского университета (кстати, оценили документ высоко) и устроился преподавать физику в школе. Но поскольку по образованию он учителем не был, пришлось прослушать дополнительные лекции по педагогике. «Полезно?» — как-то поинтересовался я. Ответ был красноречив: «Словно история КПСС».

Со временем восторги поутихли. Оказалось, что в старших классах шведской школы учатся здоровенные 20-летние балбесы, которые не горят желанием ни науку осваивать, ни работать. А учитель на них ни прикрикнуть не моги, ни кол поставить. «А чего вы переживаете? — говорил согражданам в телеэфире тамошний министр труда и социальной политики. — Понадобятся нам рабочие руки — завезем из Юго-Восточной Азии. Понадобятся умные головы — завезем из бывшего СССР».

Местные власти пытались заселять иммигрантами север страны, пустующие территории, находящиеся за Полярным кругом. Уроженцу Карибского бассейна это, понятное дело, не понравилось.

Шведы — нация достаточно замкнутая. Если слышат, что собеседник говорит с акцентом, то от общения, как правило, уклоняются. Поэтому интегрироваться в тамошнее сообщество — задача непростая. Иммигранты, как правило, общаются с иммигрантами. И поэтому существует немалая проблема приезжих во втором поколении. Например, курдов. Они плохо говорят по-шведски, их не берут на работу, и что дальше с ними делать, не знает никто…

В итоге моя сестра со всем семейством уехала из Швеции и сейчас живет в российском экопоселении в Красноярском крае. И, насколько я могу судить, довольна жизнью. Это была эмиграция не по экономическим, а, скорее, по идеологическим причинам — в поисках душевного тепла и психологического комфорта. А вот деньги на двух родившихся в Стокгольме мальчишек она получает до сих пор.

Екатерина Сыченко

http://www.expert.ua/articles/22/0/10792/

ФАКТЫ ПРО ШВЕЦИЮ

Территория — 449,964 кв. м
Население — 9,4 млн чел. (2011)
ВВП — 380 млрд долларов (2011)
Государственный долг — 36,8% ВВП (2011)
Профицит счета текущих операций — 41,2 млрд долларов (2011)
Профицит государственных финансов — 0,1% ВВП (2011)
Средний доход — 2500 евро в месяц (2011)
Основные отрасли экономики (февраль 2012):
• сектор услуг — 71,3%
• промышленное производство — 26,9%
• сельское хозяйство — 1,8%

Основные рынки сбыта (первое полугодие 2012): Германия (10%), Норвегия (10%), Великобритания (7,6%), США (6,5%), Финляндия (6,3%), Дания (6,2%).

Основные страны импорта (первое полугодие 2012): Германия (17,3%), Норвегия (9,3%), Дания (8,4%), Великобритания (6,6%), Нидерланды (6,4%), Россия (5,5%).

http://www.expert.ua/articles/22/0/10791/

Викинг-менеджмент

Джерри Андерссон, генеральный директор ООО «Атлас Копко Украина», — о кризисе, торговле горно-шахтным и строительным оборудованием и об управлении по-шведски

— В Украине у вас очень широкий спектр потребителей — от пищевой промышленности до горно-металлургической. Какие отрасли, судя по результатам продаж, сейчас чувствуют себя лучше прочих?

— Действительно, мы поставляем компрессорное оборудование для медицинской, пищевой, химической отраслей промышленности, различное оборудование для строительных и горнодобывающих компаний, а также нефтегазовой отрасли. И всё же локомотив развития нашего бизнеса в Украине — горно-металлургический комплекс (ГМК), в частности, производители железорудного сырья. В структуре наших продаж оборудование для ГМК составляет 70 процентов, а 30 процентов приходится на компрессоры и строительную технику.

— Но у металлургов и рударей сегодня как раз всё плохо — под влиянием новой волны кризиса падают цены и на металл, и на сырье. Они сейчас не просят отложить выполнение ранее сделанных заказов?

— Многие клиенты замораживают инвестиции, но до отмены заказов дело пока еще не дошло (стучит по дереву).

— А каков срок выполнения заказов для горняков и металлургов?

— Есть оборудование, готовое к поставке уже сегодня. Срок выполнения некоторых заказов может достигать 12 месяцев.

Если продолжить тему кризиса, то он принес нашему бизнесу кое-что положительное, особенно в Украине. Владельцы компаний научились оценивать эффективность оборудования, смотреть не только на цену, но и на стоимость владения им в течение жизненного цикла. Это всё равно что учитывать не только, сколько автомобиль стоит при покупке, но и сколько бензина он потребляет. И с этой точки зрения наше оборудование имеет высокую конкурентоспособность.

— А насколько прибыльным для вашей компании является сервис?

— В нынешнем году продажа оборудования — это основной источник дохода, но и у сервисного подразделения хорошая динамика. За последние три года доход компании вырос в 2,68 раза, причем 25 процентов продаж приходится на aftermarket — сервис и продажи комплектующих. Численность персонала за тот же срок увеличилась почти вдвое, причем в основном за счет сервисных инженеров. Большинство из них обслуживают технику непосредственно на площадке заказчика, и их работа напрямую влияет на наши будущие продажи. У нас говорят: «Первую машину продает продавец, а вторую — сервисный инженер».

Бизнес с государством

— Сказалась ли на вашем бизнесе подготовка страны к Евро-2012? Ведь в Украине активно строились дороги, мосты и прочие инфраструктурные объекты, а вы поставляете нужные машины, например, бетоноукладчики и мобильные компрессоры.

— Напрямую мы не участвовали в подобных проектах. Наши клиенты соответствующего профиля покупали у нас технику и до, и после футбольного чемпионата. Так что я не сказал бы, что мы почувствовали какое-то особое его влияние.

— Но вы пытались торговать с государством напрямую?

— На моей памяти — нет. Раньше — да. Но процесс, как правило, непрозрачный, запутанный, и нам как публичной компании сложно придерживаться принципов и правил, прописанных в нашей корпоративной политике.

— А как же вы участвовали в строительстве Днеcтровской гидроэлектростанции? Это ведь область ответственности государственной компании «Укргидроэнерго»?

— Там мы тоже участвовали опосредованно — один из подрядчиков использовал наше оборудование.

— А за рубежом компании Atlas Copco интересны государственные подряды?

— Безусловно, да. Обычно правительственный заказ означает гарантированные покупки и гарантированную оплату. Составлен план — и деньги по нему идут. А в Украине у нас бывали случаи, когда клиент просил отложить платеж, поскольку ему как подрядчику вовремя не заплатило государство.

— Значит ли это, что вы теперь предпочитаете не иметь дела с компаниями, которые работают с украинским государством?

— Нет, конечно. Например, мы сейчас поставляем через нашего подрядчика специальное медицинское оборудование для обработки и подачи воздуха для новых государственных медицинских учреждений. Мы также заинтересованы поставлять оборудование государственным компаниям напрямую, если это не противоречит политике Atlas Copco — мы не конкурируем с нашими клиентами.

— А какая самая большая проблема для работы в Украине?

— Гм…. Как бы это сказать… «Не думают на перспективу». Зачастую временные решения превращаются в правила. Возьмем тот же чемпионат Евро-2012. Организаторы были ориентированы на получение максимально быстрой прибыли, никто не думал о будущем. Поэтому все гости вынуждены были находиться в фан-зоне, там же приобретать сувениры. Они не видели ничего, кроме одной улицы. Как вы думаете, захочется ли им приехать в вашу страну еще?

Инвесторы воздерживаются от прихода в Украину, поскольку трудно получить отдачу от инвестиций в любые крупные проекты из-за непрозрачности системы.

— А пытались ли у вас вымогать взятки, например, при сертификации оборудования?

— Как ни странно, больших проблем с сертификацией нет. Главная сложность — украинская нормативная база очень старая, многие правила писались, когда современных машин еще не было в природе. Поэтому на них приходится получать специальные разрешения на использование.

— А с таможней есть проблемы?

— Очень небольшие (снова стучит по дереву). Я сказал бы, что с украинской таможней у нас меньше проблем, чем с российской. Сложно только бывает объяснить нашим контрагентам и поставщикам в США или Канаде, какие именно бумаги сюда нужно выслать и зачем, ведь процедуры при пересечении границы в Украине совсем не такие, как в Европе. Но с подобным явлением мы сталкиваемся при работе, например, в Индии, Китае или Бразилии.

От технаря до продавца

— Давайте от машин перейдем к людям. Насколько сложно найти специалистов, готовых продавать столь специфическое оборудование? Ведь это должны быть технически подготовленные люди, способные говорить с покупателем на его языке.

— Найти в вашей стране человека с хорошим техническим образованием — не проблема. Его лишь нужно провести через специальные тренинги, чтобы он мог понять, как работает оборудование.

— Это люди сразу после института или с опытом 10–20 лет?

— У нас очень молодая команда — от 26 до 34 лет.

— И какие институты вам поставляют специалистов?

— Например, Национальный горный университет (Днепропетровск), Криворожский технический университет.

— Каких навыков им не хватает, чему приходится учить?

— Самая большая трудность — из хорошего технаря сделать хорошего продавца. Но это беда общемировая, не только украинская, специалисты по продажам в дефиците везде. Еще одна проблема — объяснить им, что они работают в шведской компании. Шведский менеджмент — специфический, непохожий на русский и украинский. Главное отличие — руководство компании нечасто принимает решения.

Каждый должен понять, что ему нужно делать, брать инициативу на себя. Здесь я могу поработать три–пять лет и уехать в другую страну. И мое задание — донести до подчиненных цели компании и убедиться, что команда движется в правильном направлении. Вот ко мне приходит сотрудник и говорит: «У нас проблема, ее срочно нужно решить». А я спрашиваю: «А точно я ее должен решать? Или ты сам уже знаешь, что лучше для компании?»

Это продукт столкновения двух систем. В советской — и не только советской, — в любой системе с сильным контролем главными являются вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». И у человека, выросшего в этой парадигме, формируется мысль: «Если я что-то сделаю неправильно, меня накажут. Так я лучше ничего делать не буду». К сожалению, это встречается во многих странах мира.

— А с языком у украинских специалистов есть проблемы?

— Продавцам обязательно нужно знать английский — им ведь надо общаться с нашими производителями, посещать заводы. Сотрудникам сервиса — необязательно, их я заставить не могу. Но если они хотят его выучить, мы предоставляем такую возможность, особенно если сервисный инженер желает пройти обучение на заводе в Швеции или США.

— Только английский? А шведский?

— Нет, шведский язык мы не используем (улыбается).

— А кого сложнее найти и обучить — продавца или специалиста сервиса?

— Продавца. Специалист сервиса — это человек, который с детства увлечен техникой, интересуется, как работает такое-то оборудование, ему интересны новинки.

А продавцу приходится объяснять, что он должен думать о потребителе. Если последнему лучше подойдет не эта машина, а вон та, дешевле, то нужно продать именно дешевую, невзирая на финансовые показатели отдела продаж.

Защита от дурака

— Насколько украинские потребители готовы воспринять сложное техническое оборудование? Часто ли, грубо говоря, они его ломают?

— От человеческой глупости защиты нет. Но я не сказал бы, что в Украине это большая проблема. Мы обучаем операторов, которые будут работать с нашим оборудованием. И покупатель таких обученных людей бережет. Оператор — это, если угодно, очень важная часть машины.

Сейчас есть системы, которые позволяют дистанционно, даже из другой страны, наблюдать за тем, как машина работает, снимать с нее разные показатели. И это становится всё более популярно, даже в Украине. Один из наших крупных клиентов поставил на некоторые агрегаты самые последние версии управляющих систем. Возможно, через год-два мы получим машины, которые смогут работать в карьере вовсе без оператора. Вернее, один оператор сможет контролировать работу двух-трех машин, командовать ими: «бури от сих до сих», если что — дистанционно останавливать. Это ведь и вопросы техники безопасности.

— Не было мысли начать что-то производить в Украине?

— Такие темы обсуждаются. Обычно мы, расширяясь, покупаем компанию — например, если хотим выйти на какой-то субрынок. Или если у нее есть хороший бренд. Мы ведь мультибрендовая группа.

— У нас есть объекты, которые хотелось бы купить?

— Обсуждался вопрос относительно одной компании.

— То есть технический уровень Украины подходит Atlas Copco?

— Да. Для меня вообще странно, почему в вашей стране такое малоразвитое производство. В украинских регионах можно построить заводы, продукция которых будет конкурентнее, чем в Китае.

А еще меня удивляет, почему везде так много охраны. Ее становится всё больше и больше. И эти люди ничего не производят.

Вообще Украина — это рынок, который только начинает развиваться. И она может пройти максимум за 50 лет тот путь, который Швеция прошла за столетие. Ведь темпы, скорости в мире растут.

Александр Данковский

http://www.expert.ua/articles/22/0/10795/



Автор:
Источник:

Дивіться також:

Оформлення лісгоспів (Каталог 2014 року)

Сайти лісової галузі

Вхід

bigmir)net TOP 100 службы мониторинга серверов Яндекс.Метрика Разработка сайта